Официальный сайт Константина Меньшова
Константин Меньшов: «Катаюсь с ощущением внутренней свободы»
Чемпионом России 2011 года по фигурному катанию (в мужском одиночном катании) стал наш земляк Константин Меньшов. Читателям «Малой Охты» он рассказал о себе, о стремлении к победе, о планах на будущее.

— Костя, расскажите, пожалуйста, о себе?


— Я родился в Ленинграде в 1983 году, в особенный день — 23 февраля. Поэтому мой день рождения помнят все.

В детстве у меня было плохое здоровье, я часто болел ангиной. В 6 лет мама отвела нас с братом на открытый каток. Когда там стало что-то получаться, маме предложили перевести меня во Дворец спорта «Юбилейный» для более серьёзных занятий. В «Юбилейном» я оказался в группе тренера Майорова, но он вскоре уехал в Швецию, а я попал к Галине Валентиновне Кашиной. Причём, начинал я как раз у неё на открытом катке и катался потом ещё очень долго. Получается, что я всего два раза менял тренера — от Кашиной ушёл к нынешнему наставнику Евгению Рукавицыну.

— Как изменились условия работы фигуристов высоких достижений с появлением в нашем городе Академии фигурного катания?

— Даже по сравнению с «Юбилейным» — гораздо лучше. В Академии созданы хорошие условия: большой спортзал, тренажёрный зал, хореографические залы, медицинская техника, питание. За всё это огромное спасибо нашему директору Татьяне Анатольевне Меньшиковой — в моём детстве о таком можно было только мечтать.

— Вы только что сказали, что были лишь у двух тренеров. Насколько хорошо такое постоянство и бывает ли обоснована смена тренера ради достижения лучших результатов?

— Зачастую, да. Первый тренер дала очень многое, но потом я дошёл до определённой точки, рост остановился, а надо было двигаться дальше. Евгений был тогда молод, сам в то время недавно закончил кататься, но мы стали расти вместе. (смеётся)

В работе с ним меня всё устраивает и тогда, и сейчас. Мы вместе развиваемся, он учится — и я тоже. Есть спортсмены, которые, достигнув определенных результатов, вдруг понимают, что дальнейшего роста нет, их тренер не может ничего больше дать. У нас же всё по-другому. Я сейчас и в своём тренере, и в себе вижу потенциал, мы очень хорошо общаемся, можно сказать дружим, у нас очень хорошие отношения…

До победы на Чемпионате России меня многие спрашивали: «А что ты не сменишь тренера?» Но я верил в него, верил, что мы ещё многого можем добиться. К тому же, у нас появилась очень хорошая хореограф, мы вместе около 4 лет. Это Ольга Глинка. Мы занимаемся и джазом, и современными танцами, и классической хореографией. Работа с ней обеспечила мой рывок вперед, я ей очень благодарен.

— В последнее время чемпионами России в женском одиночном катании становятся девочки 14–15 лет. Оправдано ли такое детское чемпионство? Или всё-таки нужно давать больше возможности взрослым фигуристам открыть себя?

— Я болею за наших девочек, за Алёну Леонову, всегда их поддерживаю. Сейчас к нам в группу перешла Ксюша Макарова. Мы очень хорошо с ней общаемся, дружим. Но объективно молодые девочки — это что-то уникальное. Я не знаю, что с ними будет, когда они подрастут, но сейчас они вытворяют чудеса на льду, выполняют сложнейшие элементы. Катание у них ещё детское, но с каждым годом они прибавляют и в этом плане. И стабильность у них фантастическая. Аделина Сотникова всегда чисто катается, прыгает каскады 3–3. Лиза Туктамышева у Мишина делает тройной аксель. Это очень серьёзный набор, тем более для девочек. Если честно, тяжело будет с ними бороться нашим взрослым девушкам. Эти юниорки чисто технически набирали в два раза больше, чем взрослые девушки. Как их не поставить вперед?

— Как у Вас хватило терпения, сил моральных и физических, чтобы дождаться своего звёздного часа?

— Иногда действительно не по себе становится, когда 13-летняя девочка делает сложные прыжки не срывая, а ты можешь выйти и сорвать. Естественно, начинаешь задумываться. Я чувствую в себе силы, потенциал и очень хочу показать всё, что умею. На тренировках я действительно делаю чудеса. Хочется, чтобы и на соревнованиях это тоже проявлялось. Стараюсь упорно над этим работать. Пока сил хватает, буду кататься.

— Много ли четверных прыжков в Вашем арсенале?

— Да, я в конце этого сезона, когда нагрузка уже сбросилась, от нечего делать прыгал три различных четверных: сальхов, тулуп и ритбиргер. Всё сделал. Хотел прыгнуть четверной лутц, но времени не хватило, отпуск начинался. (смеется) Ещё пытался сделать каскад из двух четверных, правда, второй прыжок получался с недокрутом. Мне интересно, в силах ли человеческих такой каскад выполнить? Вот этого я пока не понял. (смеется)

Фигурное катание постоянно развивается. Раньше спортсмены ничего не выдумывали, а сейчас много сил уходит на те же вращения, которые в этом сезоне опять усложнились, на дорожки… Раньше в одиночном катании требовалось чисто исполнять прыжки, а оригинальность катания не могла сильно повлиять на оценку. Сейчас же очень влияет и хореография, на одних прыжках далеко не уедешь.

— Да, ведь Лайсачек стал Олимпийским чемпионом в Ванкувере без четверного прыжка…

— Тут палка о двух концах. Да, Плющенко сделал четверной прыжок. Женю я очень уважаю, он сильнейший фигурист в мире, но он катался по старой системе, по ней он бы выиграл. А вот переходы, вращения, катание как таковое лучше было у Лайсачека. Плющенко же катался по-старому, только из-за этого проиграл.

— Расскажите немного о своих программах этого сезона. Они очень эмоциональные, сильные технически, смотреть их приятно и интересно. Вы сами их составляли?

— Программы мы сочиняли вместе с хореографом Ольгой Глинка: она придумывала образ, музыку искали вместе. Наконец, нашли то, что устроило обоих. Ещё помогала театральный режиссёр Анна Скакальская — она добавила в программу жизни, теперь можно не просто кататься, а чувствовать… Фабула произвольной программы в том, что мой герой незаслуженно оказался за решёткой, он убегает, избавляется от оков и попадает на райский остров, где очень хорошо, а в финале он пробивается к победе, к справедливости. В этом танце у меня потрясающее ощущение внутренней свободы… Хотя тут тоже есть одна особенность: важно не входить в раж, нужно и эмоции выдавать, и контроль над собой чувствовать. Без этого нельзя, можно потерять концентрацию. Сбой — и прыжка не будет.

Я очень естественно чувствую себя в этих программах, они действительно мои. Всегда нужно искать что-то глубинно своё, нельзя катать эмоции, которые ты никогда в жизни не испытывал. Например, в короткой программе я свою девушку представляю, есть такой момент… (смеется)

— Кстати, расскажите, кто она, как вы познакомились?

— Мою девушку зовут Ригина. Она директор в одном из сетевых кафетериев. Познакомились мы случайно для меня, хотя она, как потом призналась, вынашивала этот план целый месяц — Ригина работала рядом с катком, где я тренировал детей. Она скрывала, что знает, что я спортсмен (узнала через знакомых, кто я такой) — боялась, что я подумаю, будто она из-за этого со мной познакомилась. Потом мы долго над этим смеялись, и с тех пор вместе уже больше трёх лет!

Из-за работы она не всегда присутствует на трибунах, когда я соревнуюсь, но всем сердцем и мысленно меня поддерживает. Я это чувствую, и меня это очень вдохновляет. Спортом она не занимается, но очень любит активный отдых, всё время старается вытащить меня покататься с ней на коньках, но это ей удалось всего пару раз. (смеётся)

Ригина — уникальный человек. Общее у нас — любовь друг к другу. Мы счастливы вместе!

— Всегда заметно, когда спортсмен просто катается, «отбывает» программу, а когда в ней живёт. В связи с этим как Вы относитесь к ледовым шоу, которых сейчас так много?

— К шоу, как и к показательным программам, я хорошо отношусь. Мне нравится, когда не давит груз ответственности — катаешься ещё больше в своё удовольствие, если что и сорвёшь, не страшно. Можно выкладываться, вообще ни о чём не думая, просто получать истинное наслаждение.

— А телевизионные шоу? В среде фигуристов бытуют разные мнения: одни говорят, что шоу привлекают людей к занятию фигурным катанием, другие — что упрощают само понятие «фигурное катание», что зрители теряют интерес к профессиональным соревнованиям. Каково Ваше мнение?

— Я уверен, что многие родители, посмотрев шоу, где всё красиво, замечательно и популярно, поведут своих детей в наш спорт. Ничего плохого в этом не вижу, но я не люблю их смотреть. Мало кто из профессиональных фигуристов специально пойдет, как зритель на показательные выступления или ледовое шоу. Соревнования, да, интересно смотреть, а шоу…

— Вы сами приняли бы участие в том же «Льде и пламени» на Первом канале?

— Я бы поучаствовал, но не представляю, как буду смотреться в паре — я же одиночник. Удивительно, как Ягудин катается. Я не такого роста и сложения, мне надо совсем миниатюрную партнёршу. (смеется) Вот если бы в этом шоу было одиночное катание — это да, это здорово!

— Что лучше: кататься в шоу или стать тренером и воспитывать себе смену?

— Все мы разные. Кто-то любит тренировать, я в свободное время иногда тренирую детей. Мне это очень нравится, поэтому думаю, что пойду тренировать, когда закончу кататься.

— В рекламе Вам понравилось сниматься?

— Да, очень! Это был необычный опыт. Я не ожидал, что ради 20-секундного ролика приедет человек 150, снимут весь лёд, займёт это всю ночь. И ролик весёлый получился.

— Говорят, что в отечественном мужском катании детей мало. А те, кто есть, дорастают до какого-то рубежа и сыпятся. Всё ли так плохо на самом деле?

— Нет, я так не считаю. У нас сейчас много юниоров. Когда я катался на тренировке Чемпионата России, то смотрел на ребят: все очень достойно выглядели. Да, в этом году мало кто прыгал четверной (только Артур Гачинский и я), но зато все прыгали тройной аксель. Я такого не помню. Все подтянулись и катались здорово, просто многим не удалось показать, на что они способны.

— Из чего складывается повседневная жизнь фигуриста? Только из ежедневных тренировок и соревнований или есть праздники, поводы расслабиться?

— В будни, увы, времени вообще нет. Приезжаешь уставший — и всё. Рано встаёшь, хореография, лёд, разминка… На следующий день то же самое. Только в выходные иногда в кино можно сходить, с друзьями встретиться.

Люблю читать что-нибудь научное и познавательное, но часто даже на это не хватает времени.

Первое, что делаю, когда прихожу домой — включаю телевизор, без ТВ вообще не могу жить, даже засыпаю под него. Фильмы люблю разных жанров, музыку предпочитаю в танцевальном стиле.

— А не сложно так постоянно жить, жертвовать всем ради одной цели?

— Это же работа, самая любимая работа. Некоторые ведь встают в 6 утра, едут на работу и находятся там до 8 вечера… И так каждый день. А у меня в день только 4–5 часов любимых тренировок. Каждый день даёт что-то новое: где-то выезд поточнее, где-то эмоции новые ощущаешь — всегда есть, над чем работать, повторяющихся тренировок нет.

— Получается, спортсмену нужно просто много работать и верить, что всё получится?

— Я думаю, да. Надо просто поставить себе цель. Надо верить. Надо не давать себе даже маленькой слабины, не допускать даже мысли, что не получится. Идти к своей цели, и всё будет хорошо. Сейчас на Чемпионате Европы моя цель — показать, сделать всё, на что я способен. А место — посмотрим. Я первый раз еду на Европу, можно ли ставить цель сразу попасть в тройку лучших? Главное — чисто, красиво, уверенно откататься.

— Сложно ли было ощутить себя чемпионом? Поверилось в это сразу?

— Нет. Новый год был, всё прошло незаметно. Я вернулся с Чемпионата России — у мамы юбилей, а второго числа я уже на тренировке. Только иногда всплывает мысль: «Ой, я же чемпион России!» (смеётся) Потихонечку только начинаю осознавать.

— О чём Вам мечталось в Новый год? Чего хотелось пожелать, может быть, не только себе?

— Счастья хотелось пожелать со своей девушкой. У нас всё вроде бы хорошо, тем не менее... (смеётся) Только это. Куранты бьют быстро, много не успеешь напридумывать…

— А детям, которые только мечтают заняться фигурным катанием или тренируются, что хотелось бы сказать, чтобы они верили в себя, вдохновились?

— Самое главное, чтобы дети получали удовольствие от того, что они делают. Чтобы они с каждой тренировки уходили с положительными эмоциями. Ведь в каждом занятии можно найти какие-то плюсы. Надо чтобы дети шли на тренировку с радостью. Чтобы им хотелось кататься, и тогда у них всё получится, ведь наши эмоции очень сильно влияют на организм. А ещё нужны старание и целеустремлённость.

Мария ВЕСНИНА
Опубликовано в газете «Малая Охта», № 1, 2011 г.
Комментировать
Вы не авторизованы!
Навигация
Голосования
Произвольная программа какого года Вам нравится больше всего?
2009 года
2010 года
2011 года
[Всего голосов: 60]

[Старые голосования]
Привет, Гость
  Войти
  Идентификация
 Я забыл свой пароль
 Регистрация

Счетчик
Всего пользователей 361 
Сейчас на сайте - 1 (0 своих)
Всего хитов 19458 
Сегодня хитов 76 
Всего хостов 610 
Сегодня хостов
Поисковые боты 25/7634 
Powered by ReloadCMS 1.2.8-4
© 2004-2010 ReloadCMS Team